?

Log in

No account? Create an account

April 27th, 2011

Странным, очень странным, мне показался президент Латвии, у которого брал интервью наш знаменитый В.Познер, который очень аккуратно и с предусмотрительной осторожностью задавал президенту порой нелицеприятные вопросы. Почему странным? Да, потому, что, по словам президента, он как человек никогда не лжет и в политике тоже целиком и полностью придерживается взглядов правды на реальные события. Позвольте усомниться в этом и глядя на интеллигентное лицо президента, на его вымученную улыбку при ответах, правды немного в его словах, и очень немного.
Меня позабавило, когда он спросил, у В.Познера, понравилась ли ему Латвия? В.Познер ответил, что за короткий срок выданной ему визы он не смог еще ничего понять, а лишь заметил, лет 40 тому назад он получил большое удовольствие быть вместе с латышскими рыбаками. На эти слова президент, стандартно улыбнувшись, с дрожью в голосе воскликнул, что надо было сказать, что Латвия Вам – очень понравилась. Видимо идут новые времена для Латвии, и стало необходимым нравиться, несмотря на остающееся прежнее отношение в национальной элите, как русским, так и к русской диаспоре. С большим удовольствием в Латвии продают недвижимость, просят вкладывать денежки в латышский бизнес. Пока мало подвижек в этом направлении, западному бизнесу вообще это практически не надо, а русским – они вспоминают далекое советское прошлое, а многим просто нравится отдыхать на взморье и дышать чистым воздухом, свободным от промышленных выбросов. А на взморье российскому шоу-бизнесу приятно устраивать всевозможные Юрмальские фестивали и концерты. Вид на жительство, получаемый при вкладе в экономику Латвии влечет за собой последующее получение Шенгенской визы, что не очень сильно вдохновляет на подвиги российских граждан для легкого передвижения по миру.
Начало своей государственной истории латыши ведут только с 1917 года, с развала Российской империи и то, что было раньше для них совсем не интересно, хотя и в этом западные приоритеты понятны. Верой и правдой Российской империи служили только немецкие бароны, выходцы из Прибалтики, а латыши спокойно сидели по своим хуторам или ловили рыбу, да и в Риге своей были, в основном, на второстепенных работах. Уже в те стародавние времена, они являлись бедным угнетаемым народом как немецкими баронами, так российскими чиновниками. Национальное самосознание латышского народа выстраивалось таким образом, чтобы сохранить в целостности свою маленькую нацию, оградить ее от влияния пришлых тенденций. Конечно, речь идет не о религии, нет, латыши так и остались протестантами как их старшие братья, германцы, ведь нельзя было отрываться от западных ценностей. Просто надо было идти на некоторые уступки, уловки, одни – мелочные, на которые и внимание не надо обращать, другие – более серьезные, но все равно оторванные от реальности, а некоторые – просто кощунственные, как, например, по отношению к системе СС. Вот и образовался тот латышский менталитет, когда, во все времена, и в советское время, по словам президента, дома говорили одно, а на работе совсем другое, и в этом нет никакой лжи, это просто вот такая она, "президентская" правда. Интересно, что именно в советское время президент окончил мединститут и принял клятву Гиппократа, а потом еще раз позже, для пущей важности, поклялся второй раз. Где здесь - правда, где - ложь, какая клятва ложная, какая правдивая, но если он стажировался в США, то известно каким образом подготавливался отъезд, наверно, в ЦК Латвийской компартии приходилось отвечать ему на каверзные вопросы латвийских коммунистов. Он с честью выдержал экзамен, отвечал, видимо, очень правильно и согласно коммунистическим воззрениям, значит - кривил собственной душой или не кривил, но все-таки был послан на стажировку в кошмарно капиталистическую страну по одной правде, а по другой уехал в свободный мир, где мог свободно думать и жить. Мог бы отказаться от своих убеждений, не отказался, поехал, научился английскому языку, требовал позднее от сотрудников разговаривать на латышском, английском, но только не на русском, крайне ненавистном ему языке. На вопрос В.Познера, а что-либо было хорошего в советское время, вообще ничего по существу не сообщил и ушел от вопроса, запутавшись в своей пространной речи по особым для латышей трудностям жизни в советское время, даже не сказав, что в Америку его проклятые коммунисты отпустили, считая национальным перспективным кадром.
Особый интерес – это оккупация маленькой страны, и придуманные им самим даты начала Второй Мировой Войны. У латышей Вторая Мировая, по его признанию, началась при вступлении Красной Армии на территорию Латвии в 1940 году, а когда же она закончилась для этого маленького народа Вторая Мировая? Согласно таким новейшим историческим трактовкам война закончилась для них распадом Союза и восстановлением независимости. Поэтому после 1990 году на земле маленькой Латвии оказались в качестве заложников родственники оккупантов, русские неграждане. Вот так была внедрена своя истина, своя правда. Все было бы не так уж страшно, все можно пережить, в том числе любые высказывания латвийского президента, так и других представителей элиты. Но, если советская оккупация с 1940 года принесла столько огорчений латышскому народу, то при последующей немецкой оккупации эти невзгоды сменились призывом в Вермахт, в бригаду СС. При этом, фашисты не только умно, но и прозорливо пошли на такой шаг, отказаться латышам было сложно, а, надев форму СС, можно было отомстить, уничтожив как можно больше русских солдат Красной Армии. Они не воевали на стороне фашизма, а таким образом боролись с Красной Армией за независимость Латвии. К счастью воевать у них не получилось, а старые недобитки, окруженные молодежью, надев регалии СС, уже в 21 веке усердно маршируют по улицам Риги, что в наше время считается просто нонсенсом. А президент, оправдывая эти манифестации, считает все происходящее в порядке вещей для Латвии, а некоторая кучка старых солдат тихо и спокойно, в своем старческом слабоумии, только вспоминает прошедшие года, и больше ничего. Вот такая она - латышская правда жизни.
Не знаю, для чего я откомментировал интервью латвийского президента, потому что мы, простые россияне и так по информативному потоку знаем многие вещи. Может быть только потому, что опрашивал его В.Познер, который с достойным благородством испытывал латвийского президента на прочность. Ничего особенного мы не увидели, откровенной злобы – не услышали, хотя скрытая ненависть была видна невооруженным взглядом. Интересно, каким нам покажется в следующей беседе иранский руководитель. Посмотрим.