?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

1.Преамбула
В 1970 году Страна Советов праздновала 100-летие со дня рождения В.И.Ленина. Волгоград отметил этот год началом строительства метротрама, открытием нового здания театра юного зрителя, гостиниц "Южная" и "Волго-Дон", на заводах и фабриках вводились новые мощности под величавые речи коммунистических руководителей, льющиеся на собраниях и через динамики радио и экраны телевизоров. Распевалась песня М.Агашиной "Растет в Волгограде березка", а Нина Бродская по приказу министра культуры стала под запретом и перед нею закрылись все двери Всероссийского радио и телевидения. Но, это нас, молодых, не слишком волновало, с большим удовольствием и некоторым упоением мы слушали запрещенные записи, например В.Высоцкого, пробираясь через шумы много раз переписанных магнитных лент, или радовались удачи увидеть пластинку "Балатон" или приобрести пластинку "на костях". Работа, учеба вечером, сдачи экзаменов по истмату, диамату, научному коммунизму, специальным предметам – вот, что нас сильно напрягало. По средам, субботам и воскресеньям работали танцплощадки, по "Бродвеям", которые были в каждом городе и районе, фланировали приодетые юноши и девушки, крутящие любовь и просто так для форсу, безусловно, происходили стычки и разборки по разным темам и, конечно, любовным. Рыбных "четвергов" пока еще не было, но они уже чувствовались через небольшой сумрак времени вместе с длинными очередями, чернильными цифрами на ладонях или мелом на асфальте перед магазинами, с бесконечными списками и другими житейскими радостями в период "развитого социализма". По четвергам нам лишь было предписано размышлять на политинформациях о социалистических преимуществах, а весь негатив доставался только закордонным мероприятиям. Что-то временами слышали о диссидентах или чехословацких событиях, о которых втихомолку рассказывали отслужившие ребята и бывшие там в переделках. Но, ни при каких обстоятельствах мы не знали о многом, как например, о подводной лодке К-8, которая прямо к празднику 100-летия В.И.Ленина погибла в Бискайском заливе вместе с 52-мя моряками-подводниками, или авиационными катастрофами на нашей территории, или другими делами, о которых мы теперь уже знаем. Может это все и к лучшему, чем меньше знаешь, тем лучше спишь. Все было хорошо и прекрасно. Мы были молоды, влюблялись, учились, работали и наслаждались той жизнью, в которой жили. Хотя, даже в кругу наших близких знакомых и друзей попадались те, которые всегда носили при себе англо-русские словари. Потом они, несомненно, через несколько лет очень им пригодились в новой жизни, за пределами советских границ.
Уходят в прошлое все событийные воспоминания об 1970-м годе, но остаются только те, что лично и неразрывно связаны с жизнью моей семьи и, при любых обстоятельствах, привлекают и не дают забыть конец лета этого года.
2.Невеселые события
Вошел шеф Михалыч, исполняющий обязанности главного, и сразу мне, еще очень зеленому бойцу нашего третьего отдела, выдал информацию – указание, сказав при этом, что, зная досконально обо всех моих проблемах, он приказывает мне немедленно отправляться в командировку в Волгодонск. Ведь время еще терпит и остается для меня еще две недели до часа "С". Далее шеф с естественной для него улыбкой отметил, что стране нужны здоровые кадры, и он непрестанно заботится как о моем здоровье, так и здоровье всех сотрудников отдела. Поэтому никоим образом не может видеть, как просиживают люди штаны в отделе, гробят свое здоровье, надо немедленно отдавать долг своей конторе и Родине в целом. Суть вопроса была проста – через две недели у меня была намечена свадьба, а мы с невестой своей определили избранный круг, расставили все точки и запятые, вскоре должна была подъехать с Украины будущая теща с дедом и малолетней сестрой невесты, надо было их встречать, и оставались еще масса других непеределанных дел. Я, естественно, оторопел, потому что даже в страшном сне не смог бы подумать, что он сделает мне такую "подлянку", сильно возмутился, стал перечить, как мог. Но мне, также с усмешкой было сказано, командировка им подписана, а до Волгодонска идет много автобусов, пароходов, паровозов, "Метеоров" от Калача и летают самолеты. Поэтому, бери в кассе деньги, документы и вперед к "снежным вершинам" химзавода, который тебя ждет и надеется, а, кроме того, некоторые ребята наши уезжают домой, поэтому свободное и прекрасное место в гостинице тебе обеспечено по знакомому адресу. Мужской коллектив отдела сразу стал отпускать каверзные шуточки, зачем тебе вообще надо все это мероприятие с женитьбой, надо погулять еще, осмотреться, может быть найдешь еще кого-нибудь получше, и так далее. Благо, что женщин в нашем коллективе было очень немного, а то участливое их отношение к моей судьбе совсем бы выбило меня из той колеи, в которую присадил меня шеф. Руководитель темы Леня отметил, что моя поездка очень ему нужна, надо сдавать отчет, надо проверить и уточнить все трубы и бочки, надо нарисовать всю схему, а то куда втыкать новые приборы, он не знает. Дополнительно шеф предупредил, что в связи с присутствием там народа из нашего отдела внедрения, полагающиеся перед свадьбой "мальчишники" с ними лучше не устраивать, у них подготовка приличная, хотя сам всегда пользовался традиционной поговоркой, что одна бутылка – мало, две – много, а три – самый как раз! Делать было нечего, пришлось идти и взять билеты на самолет до Цимлянска, а вечером предстоял еще серьезный и очень нелицеприятный разговор с невестой, с которой все было оговорено, но не таким образом и совсем не так как мы ожидали.
С той поры, с августа 1970 года, вспоминается мне озабоченное, серьезное лицо моей невесты, будущей жены и как она выслушивала от меня столь загадочную информацию по моему исчезновению перед свадьбой, не понимая, что же ей предпринимать и что со мной надо делать. Ведь многие дела по подготовке ложатся на ее плечи, и это в лучшем случае, а в худшем – она не хотела об этом думать. Как мог, так я ее и успокаивал, обещая вернуться на следующей неделе, вовремя и точно в срок.
3.Мальчишники в Волгодонске
На следующий день я был в аэропорту, зарегистрировался и ждал объявления посадки, после которого у стойки собралось четыре человека вместе со мной, отправляющихся в полет. Удивляясь такому скоплению пассажиров, я прошел за мужиком в летной форме, пешком, без полагающегося автобуса, который подвел нас к маленькому самолетику. Оказалось, что это и есть "Морава Л-200", на котором нам пришлось лететь, а мужик – летчик, водила этого летающего аппарата приказал нам забираться на крыло и влезать в салон самолетика. Я сел рядом с шофером-пилотом на переднее кресло, салон самолета был похож на внутренность "Волги", мы не пристегивались, он запретил курить, сказал, что здесь все по взрослому, только туалета нет, хотя в случае очень крайней необходимости у него припрятана баночка, но пользоваться ей он не советует. Летели мы как на бреющем полете, на высоте порядка 300-500 метров, видна земля, овраги, деревни, Цимлянское море, и через час с небольшим приземлились на грунтовый аэродром Цимлянска.
На следующий день, после поселения и знакомства с населением гостиницы, я вместе с группой товарищей отправился на химзавод, на котором за неделю выполнил полагающееся мне задание, облазил цеха СЖК, интересные бочки, трубы, вдыхая аромат безвредных заводских запахов. От некоторых таких безвредных как, например, типа вторых неомыляемых или дифенильной смеси подкатывало к горлу и становилось от непривычки явно не по себе. Потом уже, по истечению многих лет, пришла устойчивая привычка переносить вредные и безвредные ароматы. А когда я по делам был на закрытом много лет назад и аналогичном производстве у нас на заводе, то остатки ароматов проходя через года и остатки пролитого и разлитого, очень щекотали мое воображение и будоражили различные воспоминания.
Волгодонск в ту пору считался очень небольшим городком, который, по словам моих коллег, можно было с мешком картошки обежать за полчаса. Это сейчас там построен новый город с так называемым Атоммашем, АЭС, и множеством высотных построек. Раньше там жили гидростроители, затем речники и работники химзавода по выпуску СМС., а на другом берегу располагалась станица Цимлянская с прекрасным и на сегодня заводом специальных цимлянских красных и шипучих вин. В то время они шли только куда-то, может быть за бугор, а в свободной продаже было трудно их отыскать, а там, в Волгодонске это добро водилось, и некоторые из моих коллег даже канистрами закупали этот ценный винный продукт непосредственно на заводе.
И вот настала суббота, утро, настроение прекрасное, можно идти за билетами, задание выполнено, скоро домой. Вот такими мыслями и была наполнена моя голова, пока не открылась дверь и вошли "двое из ларца", двое наших монтажников, которые прямо с порога мне, одухотворенному разными мыслями, громко заявили во всеуслышание, что свадьба моя накрылась медным тазом, а за билетами идти нет никакого резона. Я и все, которые находились в комнате, достаточно тупо на них посмотрели, не понимая суть происходящего. Да мы сейчас из порта, там баржи с Волги пришли, а речники нам и сообщили, что в Волгограде чума, город закрыт войсками, а по улицам трупы лежат людей, погибших от чумной заразы. После некоторого нашего молчания кто-то заметил, что возможно эта информация полная лажа, а лежащих людей на улице и, особенно, к вечеру у нас хватает, и их потом забирают в синенькие воронки, другой отметил, что даже и без лежания можно вечером и очень легко попасть туда, к бесцеремонным воителям за нравственность. А третий указал на то, что баржи из Волгограда попадают в Цимлу только по каналу и проходят около Прудбоя, может быть какие-то войсковые учения там идут, а на Марининском мосту или около него кто-то увидал повышенные скопления людей в защитных гимнастерках. "Двое из ларца" отстаивая свою информацию, сообщили, что к обеду придут в порт еще баржи и некие другие суда, надо сходить и перепроверить эти страшноватые сообщения. Включили радио, а там передавались только советские песни, а в новостях или между слов, сказанных дикторами, ничего странного мы не нашли. Трудно сейчас поверить, но тогда даже позвонить было сопряжено с трудностями, не у каждого был телефон, и у нас, его тоже тогда не было, так как мать ушла с завода, и в этот же день пришли и все провода обрезали. Потом мы посетили речной порт, поговорили с народом, который там толкался, кто из наших все-таки связался с домом, информация была уточнена и оказалась не такой страшной, как представлялась ранее. Да, эпидемия есть, но только не чумы, а холеры, и в нашем районе пока никто из опрошенных не видел лежащих людей с вибрионами. Касса Аэрофлота была открыта, я осторожно спросил у кассира, летают ли самолеты до Волгограда или нет, на что мне был дан полностью положительный ответ, что летают по погоде, билеты продаются, и никаких проблем нет. Купив билет, я, полностью довольный собой, сообщил своим коллегам, что отправляюсь домой, а трое других, и "двое из ларца" тоже, последовали моему яркому примеру.
Слухи о событиях в Волгограде распространились здесь мгновенно. На следующий день или днем позже, не помню, мы на радостях поехали в Цимлянск погулять по его окрестностям и по пыльным станичным улицам. Зашли в небольшой ресторанчик-кафе пообедать, прикупили и распили бутылочку- фаустпатрон, шипучего цимлянского вина, а потом после трапезы, я подозвал девушку-официантку для расплаты. Подогретый некоторыми парами цимлянского вина, я шепотом попросил официантку очень тщательно перемыть за нами посуду и винные бокалы. После произнесенных мною слов, девушка стала недоуменно нас по очереди разглядывать, стараясь понять, в чем же суть дела. Когда я заявил, что мы из Волгограда, она, растерянно взглянув на нас, уронила принесенный ею пустой к счастью поднос на пол, произведя достаточный хлопок в зале. Девушка была красивая, нам ее стало жалко, мы стали извиняться, приговаривая при этом, что давно из Волгограда, что нет в нас холерных вибрионов, мы просто так неловко пошутили, не хотели ее обижать. Расстались мы с ней довольно лояльно, но все равно с радостным состоянием души, и отправились к себе домой.
Вечером перед отъездом мы с коллегой Юрой Л. решили поужинать в так называемом ресторанчике, по типу обыкновенной столовой, только вечером там появлялись официантки. Кормили там неплохо, было по домашнему, небольшой зальчик без изысков с маленьким подиумом, на котором стояло знакомое мне пианино. Когда с Юрой мы вошли и сели за столик, то сразу к нам подсели двое из внедрения, Казак и Поп, уже изрядно принявшие на грудь. Но, только грудь у них была разная, если Поп всегда был достаточно тощий мужик и принимал спиртное без ограничений, то Казак был вполне справным, но излишнее питие делало его достаточно буйным и не терпевшим никакого лишнего внешнего воздействия. Когда мы с Юрой закончили свою трапезу, выпив с Казаком и Попом пару бутылочек шипучего цимлянского вина, то Поп почему-то побледнел и сказал тихим голосом, что ему надо устроить маленький скандальчик. До этого момента все было хорошо, он еще попел под мой аккомпанемент на имеющимся здесь пианино несколько советских песен, а потом еще исполнил и другие, типа "Мурки". Ничего не предвосхищало кровавых событий. Затем, сидя на стуле, Поп медленно стал стаскивать скатерть со всем бывшим на ней содержимом, мы с трудом его как-то успокоили. Согласуясь с нашими доводами, он попросил нас, ребята, а можно ли разбить хотя бы вот эту рюмку, и, не дожидаясь нашего ответа, бросил ее на пол с полагающимся звоном, на который прибежала официантка, стала стыдить и потребовала один рубль восемьдесят копеек за разбитое стекло. При этом, Юра с горечью в голосе сказал Попу, что это соответствует цене шипучего вина, и он по сути разбил не рюмку, а целую бутылку. Пока мы расплачивались, так сказать, за ужин, подпитые наши ребята выбрались на улицу, откуда стали раздаваться достаточно громкие голоса. Перед входом стояла большая толпа, с которой отчаянно ругались наши герои. Одному из парней, жителей близлежащей станицы, очень не понравились наши пьяненькие коллеги. Он сказал, что буду их бить и по очереди, сначала одного, а потом другого. На наши слова, чтобы он не обращал внимание на этих пьяных дураков, он ответил, что таких надо учить и повел их в ночную темень. Сначала раздался один удар и Поп сразу же свалился на волгодонскую землю, затем немного попозже произошло уже несколько ударов, но все равно Казак тоже не выдержал, упав туда же. Мы отвели героев в гостиницу, уложив их на положенные места, и наконец-то все затихло.
А поутру они проснулись. Если Поп встал как огурчик по типу того, старого анекдота про полковника, который отметил, что голове нечего болеть, там же кость, то Казак поднимался очень тяжело, глаз распух и большой синяк омрачал все его лицо. На вопрос Попу, почему у него нет никаких синяков, он очень просто ответил, что когда бьют, то надо полностью расслабляться. Парни они были неплохие, знали свою работу, но вот несдержанность такого рода часто портила им жизнь. Надо было уезжать, Казак летел вместе с нами, а Поп еще оставался здесь для следующих приключений.
Сойдя с автобуса на остановке в районе плотины, нам до аэропорта надо было пройти километра полтора. Несмотря на черные очки, надетые на Казака, синяк явственно выпирал и привлекал внимание людей, он отворачивался, но это не помогало. Какая-то бабушка остановилась около нас, соболезнующее взглянула на него, сказав при этом, как же, болезный, у тебя все это вышло, наверно, жена поцеловала так или ты к другой за вишнями лазил. Летели обратно мы такой же "Мораве Л-200" без приключений, летели мы своей компанией, а никто другой не хотел посещать Волгоград, наполненный вибрионами. И только Казак все время прикладывал платок к глазу, приговаривая, как же он будет все это объяснять своей жене, ведь она может не понять, а синяк на втором глазу для симметрии ему принимать от нее не хотелось. После прилета мы не увидели каких-либо сложностей, исправно работали газировочные автоматы, стояли в них стеклянные стаканы, ходили спокойно люди, мы не ощутили никаких дополнительных мероприятий по искоренению вредоносного холерного вибриона. На этом закончились мои "чумовые" дни в Волгодонске и начинались другие, и не менее интересные, но уже в Волгограде.
4.Свадебные дни
Вибрионный Волгоград был весь пронизан достаточно спокойными слухами о зародившейся где-то болезни, для искоренения которой народ просили в пищу использовать хорошо промытые овощи с мылом, пить кисловатую воду, обязательно пить таблетки тетрациклина, везде постепенно начали устанавливать бачки с кипяченой водой. Не помню, привязывали к ней алюминиевую кружку на серьезной цепи или нет, но хлорочкой уже попахивало в общественных местах. Запреты распространялись на пляжи, на рыбную ловлю, трудно было уже отыскать красную рыбу и черную икру.
У невесты моей не было столь интересных "девишников" как мои "мальчишники", во время моего отсутствия она сама и без моей помощи перетаскала с почты массу посылок с Украины, полученных ею как приданое к свадьбе. В очень похудевшем виде она встретила свою маму, сестру и деда, которые с большими препятствиями достали билеты на поезд. Ведь уже все знали про карантинные меры, а билетные кассиры и родственники предупреждали, что уехать еще можно, но возвращение назад обрастало страшными и непредсказуемыми предположениями. Поэтому многие родственники не решились на столь не благоразумный поступок и просто побоялись посещения Волгограда, зная, что он был не единственным городом, закрытым для всеобщего обозрения. Были уже закрыты Астрахань, Одесса и Керчь.
Но, нас это мало трогало, так как у нас были дела. Надо было перетаскать вещи будущей жены в ее новый дом, пригласить официально родственников и друзей. Ничего особенно, не происходило, только когда мы пришли к троюродной сестре невесты, то оказалось, что она - моя учительница-англичанка, с которой мы не виделись со дня окончания школы. "Вот оно что, - произнесла она при встрече, - а то я терялась вся в догадках, он, не он, оказался он!" Потом мы долгим вечером и для музыкального сопровождения предстоящего переписывали пластинки на знаменитый "Днепр" с 500-метровыми бобинами, затем у нас он долго стоял так, для мебели, а приходящие друзья сына его тщательно рассматривали. Особенно их привлекала зеленая лампочка, зеленый глаз, они не понимали, зачем он нужен, хотя прошло всего каких-то 10-15 лет, и даже для Союза это был уже прогресс. Постепенно я перезнакомился с будущими родственниками, а потом мы присутствовали на бурном и жарком споре их по поводу меню свадебного стола.
Собственно свадьба помнится очень смутно, все осталось как в тумане и подобно жизни ежика в известном мультфильме. Безусловно, были выполнены некоторые традиции, как выкуп невесты, небольшая кавалькада с черной "Волгой", кольца, речь матроны из ЗАГСА, фотографии, свадебное "Горько", два дня сидения за столом, начиная с субботы, подарки и прочие стандартные штуки. Свадебное путешествие было отложено, так предстояла и работа, и окончание института, экзамены всевозможные, и защита дипломов, а также обязательность обсервации при любом отъезде. Путешествие наше заключалось лишь в том, что мы ходили к школе-интернату, где располагалась резервация-обсервация, в которую согласно "холерному" порядку сдались моя теща, сестра и дед жены. Здание интерната, из которого были вывезены дети с намечающимся у них "УО", обнесено было высоким забором, а внутри двора расхаживали стражи принятого порядка. Трудно было докричаться, но всегда находились "добрые" люди, которые помогали некоторому общению, вызывали заинтересованное лицо, и все равно народ разговаривал на повышенных тонах, каждый старался перекричать другого. Находилась там масса народу, которым предстояло куда-то выехать, всех кормили тетрациклином, проводили обследование, рассматривали с упоением анализы с горшками каждого присутствующего на обсервации. Выезжали автобусы со здоровыми людьми на поезда, мы тоже помахали одному автобусу платочком, тому ли, не знаем. Родственники отсидели там неделю, затем их полностью здоровых и достаточно измученных вывезли в полностью оцепленный вокзал, где посадили в вагон поезда "на Харьков" с выданным на руки сухим пайком. Таким образом, у них закончилась эпопея посещения холерного Волгограда с совершенно четкими целями, а у нас началась новая жизнь, полная незабываемых радостей и естественных трудностей.
5. Нотки юмора
Совсем рядом с Кировоградом, была Одесса, с которой тоже природа и руководство решило поиграть в злую шутку. Но, это ведь Одесса, а не Волгоград. Там слагались песни, шутки, прибаутки, анекдоты на прибытие холерного вибриона, считалось, что он "приплыл стилем баттерфляй из Батуми", а откуда холера приехала в Волгоград покрыто густым туманом. Если из Астрахани, в которой тоже возникли резервации, то приплыла она против течения, если из Куйбышева- Самары, то по течению, но город не закрывали, хотя вибрионы и там обнаруживались. Несмотря на то, что с одной стороны одесситы терпели убытки из-за того, что толпы людей смогли покинуть город, и они не могли уже оказывать услуги отдыхающим. С другой стороны город стал практически пустым и на привозе резко упали цены, а одесские жены, кривя душой, подносили своим мужьям стаканы с кислым "Ркацители" для лечения от проклятого вибриона. Об этом и многом другом имеются рассказы по Клубу одесситов. А по Волгограду никаких письменных воспоминаний не видно, видимо, как пришла она тихой сапой, так и ушла спокойно без истерик. Холера появилась также и в Керчи, где вполне освоились в карантинном режиме, здешние шутники даже рассказывали, как ловить бычков на вибрион, или описывали его как голубоглазого блондина в восточных тапочках. Причем, южные шутки, несмотря на карантинные дела, доходили и до нас, многие пользовались этими колкостями.
В одесских ресторанах (волгоградские знойные места мы тогда после свадьбы не могли посещать, так как занимались исключительно своими делами) особой популярностью пользовалась песня на стихи Лени Заславского и музыку Булата Окуджавы:
Ваше благородие, госпожа холера,
Судя по фамилии, вы жена Насера.
Двадцать граммов хлорки
В арабский коньяк -
Не нужна касторка -
Пронесет и так!

Стала популярной и песенка Константина Беляева "Холера в Одессе", два куплета из которой привожу здесь, а остальные куплеты можно прочитать на сайте в примечании 3:

Вот из-за этой неразборчивости женской
Холера прёт уже по всей Преображенской.
Заговорили о холерном вубриёне
На Мясоедовской, в порту, на Ланжероне.

Чтоб я так жил, как мне нужна эта холера!
Но тут врачами была выдумана мера,
Чтоб в страшных муках всем нам не усраться,
Определили нас в одну из обсерваций.
Владимир Высоцкий разразился по болезненному поводу своей песней "Холера":

Не покупают никакой еды -
Все экономят вынужденно деньги:
Холера косит стройные ряды,-
Но люди вновь смыкаются в шеренги.

Закрыт Кавказ, горит "Аэрофлот",
И в Астрахани лихо жгут арбузы,-
Но от станка рабочий не уйдет,
И крепнут как всегда здоровья узы.

Убытки терпит целая страна,
Но вера есть, все зиждется на вере,-
Объявлена народная война
Одной несчастной, бедненькой холере
.

Исторически сложилось мнение так, что в холеру и лягушка не квакнет и ни муха, ни ласточка не полетит, но оказывается, что кое-где вспоминали забытое суеверие для излечения от болезней и устраивали "черные свадьбы", слухи о которых молва и приезжие донесли до Одессы. Поэтому достаточно забавным выглядит материал А.Розенбойма, опубликованный в журнале "Вестник - Онлайн", о пире во время холеры (см. примечание 5), устроенное в 1918 году на кладбище для специально подобранного контингента сирых, нищих и убогих.

6.Некоторые официальные данные и предположения
Согласно официальным данным 1965 году холера проникла в СССР из Афганистана, наблюдались вспышки холеры в Каракалпакии и в Узбекистане, в 1970 году отмечались вспышки заболевания в Астрахани, Керчи, Одессе. В газете Порто-Франко (см. примечание 4) приводятся некоторые материалы по тому, что в одной из больниц был только один смертельный случай, по показаниям похожим на холеру, после которого была введена в действие специальная инструкция по борьбе с этим вибрионом и стали распространяться истерические предположения по возникновению нескольких очагов в стране. Но, только по прочтению астраханских материалов (приложение 6), можно сделать вывод о действительной угрозе и последующих карантинных и медицинских мерах по борьбе с холерой. Сначала произошла вспышка со 150 работниками завода стекловолокна, затем пошли мелкие очаги, после которых город был закрыт. Слово "Астрахань" приобрело устойчивую ассоциацию со словом "холера": еще в течение лет двадцати приезжающие туристы потихоньку с благоговейным ужасом спрашивали, не обнаружен ли в водоемах злодей-вибрион. Из воспоминаний главного санитарного врача Бургасова ( приложение 7): Продуктов в Астрахани было завались: арбузы, дыни, помидоры. И некуда девать — вывоз-то запрещен. Люди траншеи рыли, бульдозерами все это добро закапывали… Как-то приходит ко мне секретарь местного обкома Леонид Бородин. “Слушай, — говорит, — мы все время заседаем. Давай по области проедем, посмотрим, что и как”. Приезжаем на плантации арбузов, он говорит: “Разуйся”. Я снимаю ботинки. Но на песок-то ноги нельзя опустить — нагрелся на солнце до 70 градусов. Думаю: какой же возбудитель может выжить при такой температуре? В тот же день я написал шифровку в ЦК партии: “Настаиваю на снятии карантина и свободе вывоза из Астрахани продуктов. Несу полную ответственность за свои решения”. Проходит два часа, мы с Бородиным сидим в обкоме, вдруг звонок. “Товарищ Бургасов? Говорит Суслов. Вы кто по специальности?” — “Врач”. — “А почему экономикой занимаетесь?” Тут я не выдержал: “Товарищ Суслов, я не могу смотреть, как собственный труд, богатства народные зарывают в землю”. — “Ну если так, то ладно”, — последовал ответ.
По Волгограду официальные данные по холере отсутствуют, видимо подтвержденных случаев заражения холерными вибрионами не было. Есть только то, что Волгоградский противочумный институт открыт в 1970 году. Наверняка, некоторые пробивные силы способствовали, как и открытию института, а также в связи с паникой из-за близости сильного очага были введены в Волгограде превентивные меры на неделю позже, чем в Астрахани.



                                                                                                                               Памяти АМЗ, друга и коллеги

1) Аэропорт. Когда впервые подлетаешь к Красноводску, то внизу расстилается пустыня-степь с множеством пересекающихся и разъезжающихся в разные стороны дорог. Интересное зрелище – разноцветный залив Кара-Бугаз. В первые перелеты видно было, как Каспийское море вбрасывало свои воды в залив, испаряющий морскую воду и концентрирующий сульфаты и прочие соли, и тем самым как-будто понижающий уровень моря. Для простоты решения вопроса засыпали бульдозерами каспийский ручей, создав дамбу, так и не построив шлюз, чтобы менять степень оттока. Потом уже, через несколько лет, когда приморские земли стало конкретно затапливать, просто разрыли дамбу и пустили воду в обезвоженный Кара-Бугаз.
После посадки самолет еще полчаса с лишним добирается до стоянки, а из окна видно, как рядом с посадочной полосой врыты капониры, в которых прячутся военные самолеты. Аэропорт находится наверху, а город у подножья красной горы, поэтому всегда видно как военные самолеты сначала, расправив крылья, покидают гору, а затем, постепенно прижимая их к телу, показывают свою переменную стреловидность.
Аэровокзал Красноводска сначала поразил нас своей простотой, двухэтажное здание для инженерных служб и небольшой деревянный сарайчик типа зала ожидания. Имелись достаточно прочные, сваренные из труб, проходы на территорию поля, в которых проходила проверка багажа. Такую глубокую проверку мы, командируемые из многих городов Союза, здесь встречали впервые. Проверяли здесь всё, раскрывались чемоданы, сумки, портфели, вытаскивались вещи, или сама проверяющая с цепким неподкупным взглядом бесцеремонно рылась, выискивала из нашего скарба что-то, рассматривала, думала и снова бралась за новую вещь. Сначала мы думали, что только к нам, командированным такое отношение, потом увидели, что всех проверяют по полной программе. Всегда было интересно, как вытаскивалась книга и перелистывалась по листику, а мы везли собой несколько купленных томиков художественной литературы. Наши ребята всегда советовали ей читать побыстрей, а в следующий раз взять парочку одинаковых книжек, а одну ей, в подарок. Да, не понимали мы многого из-за своей полной темноты, гораздо позднее узнав, что Красноводск был одной из перевалочных баз всевозможных наркотиков, поэтому и шли такие, на наш взгляд, странные проверки.
Рейсы из Красноводска проводились не только европейские города Союза, но по городам Туркмении и Средней Азии. Поэтому среди пассажиров много казахов, туркменов, узбеков и азербайджанцев. Особенно было интересно смотреть на семьи туркменов, когда впереди шествовал глава семьи в сапогах, несмотря на страшную жару, и, в основном, в европейском костюме, а за ним плелась жена в обязательном платке и длинном бархатном платье зеленого или синего цвета, надетом на разрисованные вышитые шальвары, которая в обеих руках несла чемоданы или узлы, а за них грязноватыми ручонками держались ребятишки. Мужик шел как бай, размахивал руками и вел жену на регистрацию и на посадку в самолет. Казахи всегда были демократичнее и мы не замечали такого гендерно-мужского преимущества.

2) Город и люди. Город был основан в 19-ом веке генералом Столетовым как форпост Российской Армии против туркменских кочевников и для завоевательных походов против Бухарского и Хивинского ханств. Только после строительства Закаспийской железной дороги и создания паромного сообщения с Баку, этот маленький городок, заселенный русскими военными и чиновниками, стал расти, превращаясь в значительный транспортный узел. Второе рождение город приобрел во время Отечественной Войны, когда на основе эвакуированного из Туапсе оборудования за короткий срок (осень 1942 – весна 1943годы) был построен Красноводский НПЗ.
Сам город был небольшим (немного больше 50 тыс. жителей) и состоял из двух частей, центра, а за небольшим перевалом располагались Красноводские Черемушки. В центре были здания обкома, ДК "Нефтяник", гостиница, дореволюционное здание железнодорожного вокзала, небольшая набережная, несколько домов постройки 50-х годов в стиле сталинского псевдоклассицизма, несколько коттеджей для руководства области и завода, кинотеатр, музей 26-ти Бакинских комиссаров, конечно базар, а остальные домики - по типу мазанок. Преимущественный цвет города – белый, за исключением некоторых специальных вкраплений, как ДК, обком и т.д. Черемушки за перевалом представляли собой безликую массу домов, в основном, из силикатного кирпича с практическим отсутствием растительности. Внутри жилых кварталов вкапывались тындыры, в которых пекли лепешки. Среди квартальной пыли сидела туркменка или казашка, задирая платье, она формировала кусок теста, шлепая им по своей голой ноге или по шальварам, а затем быстро опускала ее на стенку печи.
Основные деревья в городе – это среднеазиатские вязы – карагачи, которым не страшна была жара, и не нужен был полив, так как воду давали два раза в день, утром и вечером, на два часа. Работал опреснитель, но опресненной воды не хватало, ее смешивали со скважинной соленой водой, поэтому вкус красноводского чая может запомниться на всю жизнь. По городу стояли газировочные старинные аппараты с колбами, наполненными сиропом, и с которыми управлялись либо женщины, либо мужики-азербайджанцы, наливая вручную газировку в стаканы или в пол-литровые пивные кружки. Поэтому интересно было наблюдать за туркменками, одетыми в полную свою амуницию, как она, выпив две пол-литровых кружки газировки, потом тщательно утиралась своим платком. Как мылись эти стаканы и кружки, и вообще вся посуда в общепите, а, особенно, в пивнушках – понятно, никаких реальных санитарных норм там не существовало. Я сам испытал это на себе, когда случилась и со мной такая беда, зайдя уже домой полностью "зеленым" после перелета с посадками в Мангышлаке и Астрахани, поймав где-то "бациллу". Местный народ всегда говорил, что надо проводить дезинфекцию организма обыкновенной водкой, но как ее выполнять в жару, непостижимо.
По рассказу друга нашей семьи, бывшего директора Красноводского нефтеперерабатывающего завода, то когда он в 1952 году прибыл на новое место службы, город представлял собой удручающие состояние. Внутри города была гора, так на нее поднимались местные жители-туркмены с кувшинами для омовения, и от этого места всегда омерзительно даже не пахло, а воняло. И первым делом он дал задание, чтобы гору эту облили мазутом, а запах мазута во сто крат приятнее запаха туалетных дел. И вообще у туркмен в ту пору был заведен порядок, что такими делами можно заниматься прямо на улице, для этого необходимо лишь туркменке, например, накрыть голову платьем, она никого не видит, а что ее другие видят – ей по барабану, она спокойно исполняет таким образом свои физиологические потребности. При получении новой квартиры, когда национальных кадров стали переселять в дома, то первым делом получатель жилья вбивал три гвоздя в стену, а потом втаскивал всю свою юрту туда со своими коврами и скарбом.
Потом уже в 90-х годах после распада Союза русских жителей начали выкидывать из насиженных квартир, стали заводить уголовные дела на руководителей завода, начальников цехов, принуждая их покинуть город, которому была отдана жизнь. Но, это было потом. А пока "оккупанты" строили Дворцы Культуры, больницы, жилье и эксплуатировали только оборудование нефтеперерабатывающего завода, нефтебазы, порта, железнодорожной станции, прививая европейскую культуру туркменскому народу, выводя его из племенной зависимости.
Русские люди Красноводска, в большинстве своем, из-за отдаленности от метрополии, показались нам удивительно щедрыми, общительными, добродушными и удивительно быстро откликались на все вопросы. Не было тогда национальной вражды, но нам показалось, что все кланы (русские, азербайджанцы, казахи, туркмены) жили раздельно, на некоторой отдаленности друг от друга. Хотя было видно, как при встрече в магазинах, на улице, на базаре очень спокойно разговаривают друг с другом люди разных национальностей. Интересно, что многие русские вели речь с бакинским акцентом.
70 лет совместного пребывания туркменского народа совместно с русским не позволило сближению элит. Первым человеком в республике, области, городе всегда был туркменский национальный кадр, а вторым секретарем ЦК республики, или обкома, или райкома, то же и по исполнительной власти, назначался коммунист обязательно русского происхождения. Коммунисты они были одной партии, но менталитет у них значительно различался. Кроме того, первый был под неусыпным надзором и партийным контролем второго. При этом, когда национал переезжал из низкоразрядного кабинета в главный, то с ним случалась полная метаморфоза. Из раболепствующего, как принято на востоке, чиновника или партийного работника, он сразу превращался в главенствующего на своем месте, которому все были должны. Все были обязаны приносить ему решения, которые он только утверждал, все должны были давать ему подношения разных видов, а он царствовал согласно байским традициям. И только русский "второй", зная всю изнанку восточной жизни, портил ему "кровь", наставляя временами на путь истинный. Но, когда произошел распад Союза, тогда взыграли долго хранимые в душе националистические чувства, которые некому уже было направлять в определенное русло, появился Туркменбаши в полном обличье со своей "Рухнамой", памятники с позолотой, величавые речи с полным набором лести и угроз. Даже в советское время в отдаленных и так называемых "колхозах", председатели коллективов были вполне сложившимися баями, которые нещадно эксплуатировали своих рабов-колхозников, работающих на свою выгоду, а затем взятки шли в центр другим хозяевам жизни. Такой социализм был присущ практически всем среднеазиатским республикам. Надо лишь заметить, что вооруженных конфликтов на территории Туркменистана в период 90-х годов не наблюдалось, там пошли по тихому варианту, а Большой Брат в то время занимался своими делами, вот и остались на окраине Союза множество обездоленных людей, которые сами и по своему усмотрению решали свои проблемы. Кто решил, кто не решил, расставаясь с чувством Родины. Бывал там и Медведев судя по фотографиям в аэропорту Туркменбаши, бывшего Красноводска. Туркмения и остается полностью закрытой страной для внешнего мира, поэтому сложно сейчас сказать, как обстоят дела в Красноводске. Но, по фотографиям и гуглевским картам есть заметные изменения, это и новые дома, гостиницы, набережная с пальмами, построенные на нефтяные и газовые деньги. Много там, видимо, и "пыли в глаза" для иностранцев, которые работают на реконструированном НПЗ, так как Туркменистан остается крайне бедной страной с минимумом информации на внешнюю сторону.

3)Нефтеперерабатывающий завод. Завод расположен направо со съезда с горы по дороге из аэропорта. Направления он был топливного, находились в нем старинные АВТ с еще с некоторым американским приборным оформлением где-то конца 30-годов, присутствовал каталитический крекинг, коксовая установка и французская прокалка. Нашей областью было производство моющих средств, а конкретнее перевод на непрерывный режим процесса сульфирования додецилбензола совместно высшими спиртами, который находился в крайне запущенном состоянии и управлялся дедовскими способами. На этом с техническим описанием заканчиваю, так как все изложено в соответствующей литературе. С другой стороны, на настоящее время завод полностью реконструирован и нашей установки сейчас нет в помине.
Договорные документы мы сделали достаточно быстро, налаживанию отношений с сотрудниками завода помогло знакомство с бывшим руководством завода, остальное было в наших руках. И это тоже нами довольно скоро, по красноводским понятиям, было выполнено, отправлено оборудование на завод, получено авторское свидетельство, через год сделан монтаж, и мой коллега и друг АМЗ притупил к наладке системы.
Жизнь на заводе в то время шла неспешным порядком, не было такой торопливости и суетливости на аналогичных заводах метрополии, всегда у них существовали проблемы с сырьем, планами по переработке, начальство очень редко получало причитающиеся (или скорее не причитающиеся) квартально-месячные премии. Поэтому пришлось немало взбадривать руководство завода, чтобы они обратили на нас внимание, хотя им тоже было это необходимо, и не только для отчетов по внедрению новой техники, а в техническом плане совершенствования технологии. Наконец, вопрос был решен. Целую неделю мы с взятым для помощи сотрудником А, с самого утра до позднего вечера при 40-45 градусной жаре проводили надзор за монтажом и сами кое-что делали своими руками. А начальник цеха Д, очень хороший парень, не думал, что мы с монтажниками так быстро управимся и выдал нам типа премии на отдых в заводскую турбазу на Авазе. Сотрудник мой А, разведенный парень, который в свободное время вязал спицами шерстяные вещички, познакомился в теплых водах Каспийского моря с одной дамой, которая ему очень понравилась, а поэтому спрашивал у меня совета, что ему делать со всем этим. В конце концов, он так и остался в Красноводске, по прошествии многого времени я не знаю доподлинно, где он теперь, может быть в Волгодонске. Но, я оказался косвенным соучастником того, как наша контора потеряла в одночасье ценного кадра, хотя некоторое время следил за системой, работая в цехе КИП завода.
Национальных кадров в ту пору на заводе было немного. Помнится, как один из замов главного инженера говорил, что "надо дырочка сделать здесь", а пожилой старший оператор на нашей установке, сидя в положенной тюбетейке и пиалой в руках, всегда твердил, что надо отдохнуть нам и выпить зеленого чая, а работа никуда не убежит. Максимум, что давали туркменским кадрам выполнять, это копка земли, а опалубку, залив бетона делали уже рабочие других национальностей. Не хотели туркмены работать на производстве, занимались другими своими делами.
Трудно было и АМЗ научить операторов, даже русских, работать по-новому. Любой элементарный сбой приводил их в транс. Взаимосвязанная трехконтурная система сначала трудно ими воспринималась и не поддавалась им для управления. Помню, что нам тоже поначалу приходилось туго, и тогда АМЗ вставал рядом с пультом и долгими часами с помощью своей большой технической эрудиции и колоссальной интуиции успокаивал стрелки приборов, приговаривая мне, чтобы я не трогал выбранные настройки. Было у него, у АМЗ что-то, которое не только воздействовало на технику, но и на людей, которые гораздо сложнее технических устройств, но некоторые его манипуляции работали, давали облегчение, или наоборот, но воздействие всегда бывало. Временами, как и у любой техники, бывали сбои, тогда они нас вызывали и ждали АМЗ как бога. Спустя время рассчитан был и экономический эффект, трудно было определить только тот показатель, по которому бы наше министерство бы не наложило свою "лапу" и повысило бы требования к заводу. С этими проблемами мы совместно с заводчанами достойно справились и несколько лет имели определенную личную выгоду (и заводчане тоже), а контора наша тоже достойно отчиталась.

4) Гостиницы. Центральная гостиница с виду казалась неплохой, но для проживания сносным был только второй этаж, на остальных этажах находиться было невозможно даже для нас командировочных людей, полное отсутствие воды, душа – все это доставало массу неудобств. Неплохо мы обитались в так называемой "французской" заводской гостинице, представляющей собой двухкомнатную квартиру, куда заселялись командировочные на завод. Когда там не было мест, то приходилось селиться в заводское общежитие, на дверях комнат которых практически не было запоров, а двери закрывались на веревочки, это было – класс! В том общежитии проживали несколько месяцев сварщики и монтажники с нашего завода Петрова, которые варили обечайки коксовых камер. Они были - очень своеобразные ребята, а когда, узнав, что мы из Волгограда, то все время хотели нам чем-нибудь помочь. Сварные с завода Петрова относились к очень квалифицированному рабочему персоналу, имели соответствующие допуски и категории, хотя некоторые были полностью неграмотны, а один из них не умел ни читать, ни писать. Однажды он пришел и попросил написать письмо дочери. Я написал, что здравствуй дочь, живу я хорошо и у меня все в порядке, а сначала перечислил приветы и все. Сказав "большое спасибо", он ушел. Сварные получали деньги один раз в месяц, быстро их пропивали и проедали, а затем отправлялись на море ловить бычков. Однажды со мной и в этом общежитии был один из наших слесарей, язвенник, но водочку очень любил, от меня он прятал бутылки, я их находил, выливал, так и жили, но утром на работе он просил меня покрутить маленькие винты, потому что тряслись руки.
Из французской "гостиницы" просто было ходить на работу, не надо было ждать автобус, небольшой переход через перевал и через минут 20-30 похода - ты у входа в заводскую проходную.
В гостинице всегда знакомились с массой народа, командируемой на завод, в основном, разговаривали о житье-бытье в наших городах, одинаковых проблемах, недостатках в жизни. Однажды одна семейная пара из Ферганы, увидев, что мы с АМЗ накупили новозеландской баранины, рассказали нам свой рецепт приготовления ферганского плова с "ханским" длинным рисом, о котором мы могли только мечтать. Тогда АМЗ договорился с одной продавщицей-казашкой, которая нам достала этот продукт. Уже почти три десятка лет рецепт этот пользуется в семье у нас почетом. Другой сосед от скуки каждый день пытался сыграть со мной в преферанс, хотя бы на копеечку. По телевизору было две программы, а часто он был поломан, а по радио целый день пели акыны свои тягучие однотонные песни. Народ рассказывал, как однажды в национальной телепередаче в прямом эфире один из таких акынов вошел в транс и свалился со стула, на котором он сидел со скрещенными ногами и с музыкальным инструментом с натянутой одной струной. После небольшого затемнения, прямой зфир показал этого музыканта сидящим уже на ковре и на полу, где ему ничего не угрожало. Другими видами культурной программы – это были прогулки по городу, в кинотеатр и конечно на базар. Можно было и половить рыбку , например, в канале, идущим к опреснителю. У местных возможны были и другие культурные поездки как например на охоту или рыбалку в район Кара-Бугаза, или в заповедные места на море, где жили и живут фламинго.

5) Живность. Мухи были везде, в магазинах, общепите, на установке на заводе, в супе, компоте. Выпиваешь стакан, а на дне - дополнительное мясо мушиное. Везде в общественных местах висели клейкие ленты, облепленные мухами. В гостинице заводской были еще и муравьи, которые проложили дорогу и спокойно по ней ходили. Хозяйка гостиницы, бабка, которая жила рядом в доме все время наблюдала за проживающими там людьми. Так она наложила дуста на кухне для муравьев, на которых он не действовал, он спокойно продавался, несмотря на очень давнишний запрет использования и продажи, долго доходила информация к южным границам Союза.
По вечерам на набережной летало огромное число летучих мышей. А днем по улицам расхаживали огромные собаки с большими головами, вечно голодные и крайне добродушные, что шло вразрез с их размерами. Мы еще шутили, что своей доброй душой собаки эти напоминают тех людей русского происхождения, которые живут в этом городе.

6) Базар. Рынок был похож на восточные базары, но не очень, не было в нем того восточного шарма, который присущ таким местам, бедновато там было. Хотя присутствовали там туркмены в папахах, лежали горы дынь и арбузов, взращенных поливом соленой водой и семечками, закладываемыми в срезанный саксаул для быстрого пророста и подпитки влагой из этого биологического насоса. Привозили ярко-желтую морковь, картофель. Летом и зимой было очень много винограда, гранатов, яблок, груш, орехов. Продавалась различная трава и пряности. Около мешка с зеленым нюхательным табаком сидел старый туркмен в папахе и предлагал всем понюхать табаку для улучшения зрения. Одна из моих экономистов даже попробовала это средство, потом до вечера не могла придти в себя от его действия. Была там небольшая харчевня, варили очень вкусный суп "пити", неплохие там были вещи из баранины. Про шашлык вопрос особый и только благодаря моему коллеге АМЗ, который на своем родном языке мог договориться с азербайджанцем - шашлычником, тогда мы были твердо уверены в правильности приготовленного продукта. В любом другом случае можно было нарваться на неприятность. Ходили в городе рассказы про шашлычников, про собачек, из которых приготавливалась эта еда. Даже однажды, рассказывали, что одного из таких бизнесменов судили, а он в оправданье своего совершенного действа и благодаря своей темности заявил на суде, что нормальных граждан он не кормил собачьим продуктом, а только пьяных офицеров. За эти слова его и приговорили к повышенному сроку.

7) Магазины. Во всех магазинах, продуктовых или промтоварных, была масса вещей или продуктов, о которых мы в России в 80-е годы уже забыли. Когда наша женская половина отдела узнала об этом, то стала проситься в туркменские командировки, чтобы сочетать работу с приятным и полезным для своих семей. Еще дома они заготавливали мешки для посылок, чтобы там, в Красноводске накупить различных тряпок и отправить их мешками по почте.
В продуктовых магазинах была в изобилии колбаса, огромные туши новозеландской баранины, которую местные мусульмане не брали, считая их каким-то скрещением со свиньей, куры, утки, молоко, сметана, творог, преимущественно из порошка, различные консервы и т.д, что давно пропало с наших обедневших прилавков. Вино-водочные продукты были среднеазиатского производства, если вина, то только крепленные, марочные, узбекские, не умели они из сладчайшего винограда делать сухие вина, или не любили. Были портвейны, мадеры, вкус у которых был на много голов выше нашего российского пойла.

8) Аваза. Недалеко от города на море, а не на заливе, это было чудесное место с удивительно чистым песком чуть зеленоватой и прозрачной морской водой, куда по воскресным дням красноводский народ направлял свои стопы для отдыха. Если вначале июня вода была немного холодноватая, какие-то течения не давали возможности ее прогреву и, несмотря на общую температуру воздуха не менее 30 градусов, то потом в середине лета теплота самой воды достигала уже тоже 30 градусов. В этом месте происходили съемки "Белого солнца пустыни", не брезговал и Сокуров пляжем Авазы, снимая там свои фильмы. На берегу были расположены турбазы, жарились шашлыки из осетрины, отдыхать там было хорошо, несмотря на некоторые неудобства. В море Каспийском водятся тюлени, и по рассказу одного из командировочных, когда он выплыл в море, на него напал самец тюлений, приняв за соперника, и уже практически на берегу его покусал. Мужик испытал достаточный шок, обратился к врачу, благо, что на турбазе нашелся врач-туркмен. Врач, осмотрел укушенного мужика, заметил с достаточным туркменским акцентом, что тюлень зубы никогда не чистит, и прописал ему серию уколов по полной программе от бешенства, которую он закончил у себя дома, в Уфе.

9) УФРА. Расшифровывается как укрепленный форт российской армии, находится недалеко от города и там расположена нефтебаза (хотя по некоторым данным это топонимика, и смысл несколько иной). Приехали мы туда ради общего интереса, посмотрели этот небольшой поселочек с магазином, дома, стоящие на пропитанной нефтью земле, людей, в крайней бедности, живущих в этих домах-мазанках, посмотрели на полное отсутствие растительности, посмотрели и уехали.

10) Порт. Были мы там только в связи с паромной переправой в Баку или обратно, приезжали туда за билетами, которые считалось очень трудно достать, не купить, а, именно, достать. Всегда паромная переправа была загружена, а для нас это был один из шансов добраться до Баку или до Красноводска, потому что некоторое время прямого сообщения с Красноводском не было и приходилось летать через столицу Азербайджана. Для АМЗ полет в Баку и потом прогулка по городу доставляли истинное удовольствие. Пареньку из Нахичивани пришлось несколько лет проучиться в Нефтяном институте, а потом приехать молодым специалистом на ТЭЦ-2, Волгоград, с практическим минимумом русского языка, стать здесь, в России, прекрасным специалистом, жениться, создать отличную семью и воспитать детей. По прилету в Баку АМЗ устраивал мне экскурсию по городу, по набережной, видел я и старый город с Девичьей башней, поднимались на гору, в парк, откуда видна вся панорама города. Конечно, можно было улетать из Баку в Красноводск и на самолете, что мы делали много раз за три года, но паромом было интереснее, ночь – и ты на другом берегу моря. Авиаперелеты через море тоже были сопряжены с большими трудностями, если, даже достанешь билет на соответствующий рейс, то это не значит, что улетишь. Огромная толпа страждущих местных жителей с гортанными голосами оттесняет тебя от посадки, есть у них билеты или нет – никого это не интересует, только потом лишь тебе говорят, что улетите потом на следующем самолете. Это – восток и порядки здесь свои!
Однажды АМЗ с коллегой Т после проделанной работы не могли никак покинуть Красноводск, то ли отменен был прямой рейс, то ли какая-то была другая невзгода, не помню. Отчаявшись от безвыходности положения, АМЗ узнал самую знаменитую фамилию в Красноводске и позвонил в паромную билетную кассу, представился "Курбановым" и заказал два билета на паром. Кассир смиренным голосом утвердительно сказал, что бронирует два билета и приезжайте за ними, тогда они отправились в порт и коллега Т выкупила благополучно эти злосчастные билеты, ребята переплыли море, а затем из Баку прилетели домой.
11) Заключение. Прошло уже много лет, утекло много воды, даже той, солоноватой, красноводской. Вот и вспоминаешь отдельные моменты в жизни, лица друзей, коллег, знакомых, некоторых уже нет в этой жизни, а воспоминания остаются. Жизнь все равно продолжается.




НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПО МИГРАЦИИ НАШЕЙ ФАМИЛИИ


1. Не очень конкретная преамбула

Всегда нас, носящих свою фамилию, спрашивали: "Чья это фамилия – немецкая, еврейская или английская? Какого она происхождения? Что она означает? Если на первый вопрос можно было как-то ответить, то на остальные – приходилось разводить руками. Почему-то на первый вопрос обычно отвечали, что, наверно, английского происхождения, руководствуясь "ing"-овым окончанием согласно знаниям, полученным в учебных учреждениях. Отвечали так, даже не задумаясь, хотя знали о предках немецкого происхождения, в т.ч. о Конраде Иоганновиче Шорнинге, знаменитом аптекаре и почетном гражданине города Шадринска, фотографии которого всегда находились на первом главном месте старинного семейного альбома. Фотография тестя Конрада – Эдуарда Драке, также немца, который и оставил зятю в наследство аптеку, конечно, отсутствует, не умели тогда еще фотографировать.
Понятие "немец" в Российской империи всегда было довольно рассплывчатым и предполагало всегда иностранное происхождение. Если фамилию " Драке" вполне можно отнести к чисто немецким, то в фамилии "Шорнинг" можно увидеть более английские, нежели саксонские черты, а также заметить небольшую "стриженность" слова. Хотя, это тоже неоднозначно. С одной стороны Драке это "дракон" по-немецки, пишется как "drache". Наверное, как заметил с юмором мой сын, кто-то из наших далеких предков страдал "изжогой". С другой стороны Drake, это фамилия знаменитого флибустьера Дрейка или по свободной русской транскрипции как Драке. Пират после некоторых подвигов, стал полностью на стороне английской короны, получив от нее все почести и дворянский титул. А недавно по одному из телевизионных каналов шла передача про картографа Ирину Драке, которая в дни блокады Ленинграда участвовала в 1942-43 годах в создании карты Берлина. Так вот у нее дед Драке был одним из прямых родственников знаменитого пирата, имел дворянское звание и держал фотографическую и картографическую фабрику, а отца ее в 1937 году за дореволюционную связь с царским генералитетом расстреляли. В настоящее время людей по фамилии Drake по обе стороны океана огромное количество, и, наверняка, многие из них абсолютно не связаны родственными узами, хотя, согласно историческим данным, у многих теплится надежда найти что-то из немереных сокровищ знаменитого пирата в свою пользу.
Наверно, какие-нибудь очень далекие наши потомки обстригали овец или причастны были к этому. А может быть "Шорнинг" испорченный немецкий топоним? Объединяло наших немцев, между прочим, суровая вера в Лютера как проповедника религиозного аскетизма. Интересно как же проходил у них обряд бракосочетания в лютеранском виде? Кто был пастором, а затем надо было записать все это в метрические книги. Вспоминаю, что дед мой что-то об этом рассказывал, но сейчас абсолютно не помню. Представляю, что никогда у них не было в мыслях того, что их далекие потомки будут задавать вот такие вопросы от полной нашей беспомощности и незнания.
На слух фамилия наша очень трудно и практически всегда сложно воспринималась. Как только нас не называли. И Шорнин, и Шорник, и Шорненко почему-то. Несколько раз переспрашивали и, затем все равно, ошибались, и приходилось напирать на "ing"-овое окончание, а потом шли вопросы и ответы, о которых я сказал выше. Бабушку мою, Веру Николаевну, когда она работала в 30-тых годах в ВЦСПС, называли, шутя, Шверником по образу командира-комиссара тогдашних коммунистических профсоюзов.
После того, как я опубликовал в ЖЖ некоторые материалы по истокам семьи Шорнинг, мне вновь захотелось понять, хотя бы немного, они появились в России и что означает наша фамилия. В этом направлении огромную работу проделал сын мой, живущий в Соединенном Королевстве, куда попал, как мы всегда смеялись, по зову предков. Хотя зова никакого не было, просто после защиты диссертации по апоптозу в МГУ, он уехал сначала на работу в Эдинбургский университет, а затем перешел на другой контракт в Кардиффский университет и работает с мышками, изучая на них генное происхождение одной из самых страшных болезней человечества.
А подходом своим в области генеалогии он также развенчал этот зов и подтвердил чисто немецкое происхождение нашей фамилии.

2.Небольшая семантика с немецким словарем в руках

Еще в далеких 60-х годах прошлого века очень хороший парень, индонезиец Саша Сурато (в русской транскрипции), появившийся у нас, на Волгоградском НПЗ после окончания института в СССР, сильно заинтересовался моей фамилией. Ему не было возврата на родину из-за случившегося в Индонезии переворота. Так он переворошил немецкие словари и объявил, что будет звать меня "Дымок", что он всегда и делал. В принципе он был недалеко от истины, но надо было идти дальше, в глубь проблемы.
Согласно немецким словарям schorn – еrdscholle - земная корка, верхняя часть земли, почва или по другой трактовке –gerichtsbank - скамья подсудимых. Кроме того, глагол schornen/schoren описывается как устаревший и переводится, как срезать верхний слой земли совком или лопатой, сгребать навоз, срезать всё что сверху. Так что, если по-английски стричь овец - то это, то же самое, что срезать верхний слой земли. А schornsnein – дымовая труба, скорее каминная труба, выполненная из обтесанных, "срезанных" камней. Поэтому первая часть слова schornsnein относится к обработанному камню, а не к дыму, в чем и была ошибка моего знакомого. Судьи тоже и наверняка раньше сидели на каменных скамьях, выполненных из обработанного, обтесанного камня. Таким образом, английская и немецкая трактовка достаточно близки, только "стриженность" по-английски сейчас воспринимается как парикмахерское искусство по отношению к овцам и не более того.
Фамилия Шорн (с более поздним Шорнинг) и учетом сути названия, наверняка, горняцкого происхождения и связана с рудокопами, землекопами, шахтерами. Безусловно, в числе первых Шорнов были и каменотесы и создатели печей, дымоходов, то есть всевозможных профессий, которые с ремеслом в руках настойчиво, терпеливо с немецким упорством вгрызались в горные массивы. С помощью лопаты, кайла и другими инструментами они срезали верхний слой земли, добираясь до руды, угля, соли или другого ископаемого продукта. Все копатели гор происходили из крестьян, находившихся в рабской зависимости от хозяев, местных князьков. Только потом, спустя годы, они разными способами выходили из этой зависимости, а основной профессией Шорнов становились горные работы и обустройство всевозможных шахт и разработок. Естественно, что обладали они и имеют сейчас другие профессии и ориентацию, но трактовка эта как версия происхождения вполне оправданна, хотя и может быть, ученые-немцы будут серьезно критиковать этот подход, если прочитают данные материалы. Будем надеяться на лучшее, и такого не произойдет.
Горные промыслы в Германии преимущественно находились в рудниках Саксонии, Гарца, Шварцвальда, Тироля, а в Зальцбурге и прилегающей к нему провинции Наллейн находились соляные копи. Кроме того, в пределах Рурского, Аахенского, Саарского бассейнах были сосредоточены месторождения каменного угля, а главные залежи бурого угля находились к западу от Кельна. Вот там и должны по определению были жить первые Шорны. В числе германских горняков они, несомненно, влияли на развитие горнодобывающей промышленности, так как Германия в ту пору снабжала серебром и черными металлами всю Европу и была поставщиком квалифицированных кадров, которые пользовались широким спросом, особенно, в России.
В процессе истории определялась специализация горняцкого населения, появлялись рудознатцы, а также люди, связанные с исследованиями как самой руды и добываемых солей, так и всевозможными веществами, получаемых из нее. Очень часто и согласно историческим данным из образованных людей, связанных с горняцким ремеслом, получались люди как чисто химической направленности, так и аптекари-фармацевты с медицинским складом понимания существующих проблем. Такие тенденции явственно замечены в России, в том числе на Урале, хотя гораздо позднее в 17-18 веках, когда многие немцы, специалисты по горному делу или их дети, квалифицировались затем в провизоры как люди знающие химию как таковую со знанием различных химических и органических соединений.
Следует отметить, что согласно историческим данным большинство горняцкого населения, а также ремесленники и крестьяне очень поддержали в период реформации лютеранские воззрения как освобождение от оков католической церкви. В то же время, как у лютеранства, так и у других протестантских течений было много своих догм и всевозможных предрассудков, что предопределяло всем ходом истории.


3. Миграция немцев и ее исторические предпосылки

Раздробленность феодальной Германии, наличие экономических проблем, недовольство населения разложением католической церкви породило процесс так называемой реформации, т.е. обновления, с зарождением протестантского религиозного учения, создателем которого стал Мартин Лютер. В 1517 году он выступил против существующих злоупотреблений и в, частности, против продажи индульгенций, и прибил к дверям Виттенбергской замковой церкви свои "95 тезисов". Наряду с протестантизмом Лютера, появилось множество его последователей и вероучений, в том числе кальвинизм, анабаптизм (перекрещенцы) с различными ответвлениями, учение Менно (меннониты), цвинглианство и множество других. Все это породило идеологические противоречия, которые вкупе с экономическими проблемами привело к крестьянским войнам, например, Томаса Мюнцера, а также к религиозным войнам. Поэтому в период контрреформации, когда католическая церковь начала укреплять свои позиции, и в следующие периоды истории в раздробленной Германии вплоть до 18 века усиленно шли миграционные процессы. Миграция была связана как с частными переездами протестантов из одной земли в другую, где притеснений со стороны феодального князя было меньше, так и массовыми планомерными вытеснениями протестантского населения.
Основными планово-массовыми миграционными путями немецких лютеран на основе известных исторических материалов можно считать следующие:
1) Бегство гражданского населения во время 30-летней войны 1618-48 г.г из театра военных действий и очагов распространения всевозможных болезней (чумы, сыпного тифа, цинги, дизентерии и пр.).
За время битв 30-летней войны на территории Германии погибло до 5 млн. человек, лишь через сто лет демографические потери были восполнены. Активное противостояние между протестантами и католиками было закончено Вестфальским миром, который принес в Германию суверенитет для практически 300 мелких государств.

2) Высылка протестантов из Зальцбурга и провинции Галлейн
Князь-архиепископ Зальцбурга Куенбург (Kuenburg) еще в конце 17 века выгнал протестантских шахтеров с насиженных мест в Голландию. Затем последовали следующие трагедии.
В годы реформации Зальцбург оставался оплотом католической церкви. На 214-ю годовщину опубликования Лютером своих тезисов князь-архиепископ Леопольд фон Антон Фурмер 31 октября 1731 года подписал указ о высылке всех течений протестантов в двухдневный срок, в том числе с условиями продажи своего всего движимого и недвижимого имущества. Некоторым землевладельцам повезло и им удалось продлить срок высылки до трех месяцев. Дети до 12 лет изымались из протестантских семей, переводились в католическую веру. Поэтому к зиме образованная колонна из 12 тысяч протестантов, не захотевших расстаться со своей верой с повозками, с животными, которых не успели продать, с детьми, двинулась в сторону Восточной Пруссии.
Король Пруссии Фридрих Вильгельм признал гонимых лютеран из Зальцбурга своими подданными, выделил деньги на переезд и лично встречал переселенцев. Такое отношение к протестантам было определено тем, что ввиду болезней Восточная Пруссия полностью обезлюдела, а королю население было необходимо. Согласно историческим данным сначала местное население смотрело косо на зальжбурцев и признавало их как оккупантов, затем новые пруссаки научили местных пользоваться новыми сельскохозяйственными орудиями, сажать табак, другие культуры, а далее сработал принцип прусской толерантности. Кроме того, некоторые из пруссаков затем даже немного обрусели из-за близости Российской империи.

4) Преследования протестантских течений лютеранства
Образование в странах Европы вместе с основным лютеранским течением других протестантских течений и сект, особенно, анабаптистов (перекрещенцев) в лице меннонитов, на которых устраивались гонения, как со стороны католической церкви, так и ортодоксальных последователей Лютера.
В Голландии меннониты обосновались с 16 века, а в связи с гонениями им приходилось мигрировать в Северную Германию, Восточную Пруссию. Кроме того, шли и обратные процессы, когда после признания независимости голландских штатов притеснения прекратились.
Общинам, которые основал Яков Гуттер в Моравии, впоследствии сожженный на костре в 1536 году, пришлось эмигрировать сначала в Венгрию, Валахию и далее в Россию. В 1765 году потомки моравских братьев организовали первую в России колонию иностранных переселенцев на берегах Волги южнее Царицина. Гуттеровскими братьями были также освоены территории Юга России (Черниговская губерния, Вишенки, затем Радичев).
В конце 18 и начале 19 веков меннониты из-за стеснений по приобретению земель и рекрутской повинности перебирались из Восточной Пруссии в Россию.

5) Эмиграция лютеран, особенно, различных сект, в т.ч. меннонитов происходила в Америку и Канаду через Голландию и Восточную Пруссию
Наиболее полно о немецких колониях в России и об идеологических воззрениях переселенцев показано в книге С.Д.Бондаря " Секта меннонитов в России (в связи с колонизацией на юге России)", приведенной на сайте http://chort.square7.ch/Buch/Bondar.pdf.
Анализируя вышеприведенные данные можно предположить определенное число однофамильцев лютеранской веры в прусских землях, которые перебрались туда как в отдушину от засилья католической церкви. Следует заметить, что дядя мой, Вадим Шорнинг, рассказывал о возможности приезда наших предков из Прибалтики. Земли Пруссии на протяжении двух с половиной веков не раз переходили из рук в руки, изменялись границы, распадались старые и образовывались новые государства, шла активная миграция населения и, естественно, наших однофамильцев. Некоторые эмигрировали в Америку и Канаду, другие перебирались в германские земли, третьи уезжали в Россию.
Первые немцы появились в России еще в эпоху Ивана Грозного, Алексея Михайловича, затем зародились первые колонии при Петре Первом в Москве, а затем в Петербурге. Наиболее заметной стала миграция немецкого населения при Екатерине Великой после ее знаменитого Указа.
Выписка из хронологической таблицы переселения немцев в конце18- начале19 в Россию приведена ниже согласно сайту http://ru.lmdr-hannover.de/geschichte.html:
1756-1763 - Семилетняя война, раздоры между Россией и Пруссией.
05.01.1762- Смерть царицы Елизаветы 1, восхождение на трон Петра III, внука Петра Великого. С ним продолжается династия Романовых в чисто-немецкой линии Романовы-Гольштейн-Готторп (Шлезвиг). Он женился в 1745 году как Герцог Карл Петер Ульрих фон Гольштейн-Готторп на принцессе Софии Фридерике Августе фон Анхальт-Цербст
19.06.1762- Заключение мирного договора между Россией и Пруссией.
17.07.1762 - Убийство Петра III. Его супруга восходит на российский трон как Екатерина II.
22.07.1763 - Манифест Екатерины II Великой с призывом иностранцев переселяться в Россию
19.03.1764 - Колониальный кодекс. Установление порядка сельского хозяйства в колониальных территориях
1764-1768 - Массовое заселение района Волги; переселенцы в основном из Гeссена
29.06.1764- Основана первая немецкая колония на Волге, 1765 Бальцер
1765 - Последователи Братства Херренхутер, возникшее в 1727 году в саксонском Оберлаузитц, поселяются в Зарепте, недалеко от Царицына.
1765-1767- Возведение "Северной колонии" переселенцами из Гессена, Пруссии, Вюрттемберга и Бадена в округе Санкт-Петерсбурга.
1765-1766- Основание колонии Рибендорф около Воронежа переселенцами из Швабии и Беловешской колонии около Чернигова переселенцами из Гессена и Райнланда.
1782-1783- Немецкие колонисты из района Данциг поселяются в районе Черного моря, в1782 году около Черсона, в1783 около Екатеринослава (Днепропетровск).
1786-1789- Основание колоний Альт-Данциг, Фишердорф и Йозефшталь около Екатеринослава.
1787-1791- Западнопрусские Меннониты основывают 6 поселений в Волинии.
Июнь 1789- Меннониты переселяются в"Новую Россию" и основывают поселение Хортица (Ильтисбау) на берегу Днепра. В Санкт-Петерсбурге проживают 17.000 немцев.
1794- Основание города Одессы.
06.09.1800- Привилегия на помилование, данная Павлом I маннонитам, затем они основывают Гальбштедские колонии и Гнаденфельд.
1802-1859- Почти 110.000 немцев переселяются на юг России (район Черного моря), большая часть переселенцев из Швабии, Эльзасса и Бадена.
1803- Переселение немцев в Одессу. Основание евангелической общины.
20.02.1804- Манифест Александра I. Призыв немцев к заселению района Черного моря; освобождение от воинской повинности.
1804- Основание колоний Пришибская в Таврин около Гальбштадт и Либенталер около Одессы переселенцами из Бадена, Эльзасса, Пфальца и Швабии.
1804-1810- Колонисты из Бадена, Эльзасса, Швабии и Швецарии заселяют Крым.
1808-1809- Основание колоний Курчуган и Глюксталер в районе Одессы переселенцами из Бадена, Эльзасса, Пфальца.
1809-1817- Березанская колония, в числе переселенцев также баварцы.
1812-1813- Отечественная война. Турция уступает России Бессарабию. Наполеон наступает на Москву и терпит поражение.
1814-1815- Венский конгресс; Царь Александр I получает как король Польши территорию Варшавы.
Анализируя данную таблицу с большой уверенностью можно предположить, что предки наши с фамилией Шорнинг(Schorning) появились в России не в период массовой планомерной колонизации, так как не были они протестантами какой-либо догматической веры, а приехали в Россию как иностранцы-лютеране в индивидуальном порядке на рубеже 18-19 века, но до 1819 года, когда согласно указу Александра Первого приезд иностранцев был прекращен и только меннонитам было разрешено занимать пустующие земли и в 19 веке (см., например, материалы С.Д.Бондаря).

4. Распространение фамилии по миру

В настоящей части материала рассмотрим распределение фамилии с точки зрения и в приближении миграции наших предков к России, через Восточную Пруссию и Прибалтику.
Если провести поиск по Интернету с участием всевозможных поисковых систем на слово Шорнинг или Shorning, то на первом месте окажется мой сынок со своими статьями по исследовательской генной тематике, а также статьями, связанными с астрологическим блоком "Окулоса". На втором месте идет герой фантастического романа Ладислав Шорнинг, а затем идут материалы по стрижке овец и можно воочию увидеть соответствующие картинки мериносов. Затем появляются данные по моему прапрадеду Конраду вместе с улицами Шадринска, а также имеются ссылки и по прадеду Эдуарду Шорнингу в трудах Казанского университета. Находится наша фамилия среди музыкантов Московской консерватории вместе композитором Танеевым, но про эти родственные связи нет никаких данных, и никогда об этом не заходила речь среди моих дедов. Может быть, эти родственные связи близки к отцу Конрада, Иоганну Шорнингу, жившему в первой половине 19 века. Далее, появляемся и мы с женой по различным интернетовским причинам. Наблюдался давно в Интернете и свердловский мой племянник. Кроме того, замечен был немецкий олимпийский чемпион 30-х годов прошлого века.
Если в поисковой системе задать немецкий вид фамилии как Schorning, то результатов будет гораздо больше. Можно найти канадского политика Фреда Шорнинга, который упомянут в Википедии, Ребекку Шорнинг из Лондона со своей страничкой в фейсбуке, генеалогическую страничку на Джорджа и Елизавету Шорнингов с различными потомками, Черри Шорнинг, переехавшую из Германии в США, художника Арно Шорнинга и многих, многих других, судя по написанию фамилии немецкого происхождения.
Вот поэтому, сын мой, Борис, провел, так сказать, структурированное исследование появления фамилии по немецкому написанию на сайте http://www.verwandt ( довольно странному сайту, по его замечанию и довольно не полному).
Так вот, на этом сайте по телефонным номерам найдены однофамильцы в Schorning двух странах, которые приведятся на картах:
в Германии - http://www.verwandt.de/karten/absolut/schorning.html,
в Швейцарии - http://www.verwandt.ch/karten/absolut/schorning.html
Сайт этот не достаточно полный, он ориентирован на континентальную Европу, для нашего случая вполне подходит, хотя из имеющихся данных известно много однофамильцев по различным странам света. На существующее время в Германии число однофамильцев по записям в телефонных книгах составляет 57 семей, что ориентировочно - около 152 человека, имеющего фамилию Schorning, Они живут в 29 городах и уездах. Особенно много однофамильцев живут в Дуйсберге (6 записей), Оберхаузене (3 записи), Гамбурге (3 записи), Метмане (3 записи), Аахене (3 записи), Билефельде ( 2 записи) и т.д. На самом деле, немного и примерно столько в Германии живут, например, Сидоровых (46 записей), Быковых (48 записей), Котовых (50 записей). Сосредоточены однофамильцы в долине Рейна (9 записей) и земле Ессена (6 записей).
В Швейцарии замечено две записи, значит, живет там не более 5 человек однофамильцев.
Для более детального рассмотрения вопроса возьмем фамилию Schorn как более распространенную в Германии и странах к ней прилегающих.
Распределение Schorn по Германии - http://www.verwandt.de/karten/absolut/schorn.html.
Распределение по Schorn Австрии - http://www.verwandt.at/karten/detail/schorn.html
Распределение по Schorn Швейцарии - http://www.verwandt.ch/karten/absolut/schorn.html
В Германии самое большое число записей в телефонных книгах, их 1718, а общее число людей однофамильцев – 4581 человек. В Швейцарии 19 записей, число однофамильцев – 50 человек, а в Австрии – 200 записей с однофамильцами в числе 273 человека. Больше всего в то, что в абсолютной величине Шорнов живет больше в окрестностях Кельна, то округе Галлейн концентрация этой фамилии в пять раз больше, чем в Кельне.
Причем, появилась фамилия Шорн в Австрии с 1586 года, возможно, что это связано с переездом саксонских горняков одним из князь-епископов Зальцбурга, который позже изменил свое мнение по отношению к протестантам. Есть упоминание о том, что один из князь-епископов Зальцбурга Маттеус Ланг из Wellenburg пригласил саксонских горняков с протестантскими книгами, а потом боролся с ними и серьезно их притеснял.



5. Однофамильцы в Пруссии

Согласно истории территория Восточной Пруссии, граничащая с Литвой, была значительно заселена литовцами. Вместе с литовцами там жили и немцы, заселявшие эту территорию с давних времен, в том числе туда была переселена часть лютеран из Зальцбурга. В современной литовской историографии эти земли зачастую называют "Малой Литвой". Ядром "Малой Литвы" считались районы Гумбиннена (Гусев), Даркемена (Озёрск), Мемеля (Клайпеда), Пиллькаллена (Добровольск), Рагнита (Неман), Тильзита (Советск), Шталлупёнена (Нестеров), входившие в так называемую "Литовскую провинцию", позднее получившую название "Литовский департамент Восточной Пруссии". В расширенной трактовке с налётом политизации в понятие "Малой Литвы" в современной литовской интерпретации иногда включают всю Калининградскую область и некоторые пограничные с ней районы Польши.
Для конкретизации исследований возьмем два известных генеалогических сайта:
1) американский официальный сайт Церкви Иисуса Христа Святых последних дней – FamileSeach-http://www.familysearch.org/eng/search/frameset_search.asp?PAGE=/eng/search/ancestorsearchresults.asp
2) немецкий генеалогический сайт Genealogi.net, genealogientz.de – http://www.ortsfamilienbuecher.de/famlist.php?ofb=memelland&b=A&lang=de
Второй сайт имеет прямое отношение к Мемелю (т.е. к Клайпеде), который входил в земли Восточной Пруссии.
. Следует отметить, что сайт мормонов, преимущественно, предназначается для эмигрантов немецкого происхождения, которые в настоящее время живут в Америке или Канаде. Во многих случаях уже найдены корни или определены тенденции поиска, много имеется данных по "бабушкам" и "дедушкам". Видимо, очень сильно привечали американские мормоны переселенцев из Старого Света, а догматический настрой немецких анабаптистов позволил многим эмигрантам присоединиться и к этой новой вере. Посмотрел я однажды главную книгу мормонов, которую дал мне для ознакомления один ортодоксальный товарищ православного толка. Прочел я страниц десять, дальше просто не смог из-за откровенного психопатического бреда, приведенного в этих американских изысках. Что-то нашли для себя в этих трудах новые американцы! Хотя к положительным моментам нужно отнести разработку этого сайта в 20 веке и отношение к своим немецким предкам.
Если задать на американском сайте мормонов фамилию Schorn, то в таблицах находится около 274 однофамильцев. Они распределены практически по всем странам мира и согласно проведенным переписям, в основном, 19 века, а также по отдельным фактографическим данным. Однофамильцы Schorn жили в Северной и Южной Америке, Индии, континентальной Европе ( Франции, Австрии, Голландии, Дании, Люксембурге), на Британских островах и собственно, в Германии. Причем в Германии находилось не более 15 процентов от общего количества однофамильцев, остальные все эмигрировали до середины 19 века в различные места на земном шаре и, естественно, по религиозным принципам. На немецком, мемельском сайте однофамильцев Schorn всего найдено два человека.
Когда задаешь фамилию Schorning, то, как на мормонском, так и на мемельском сайте также находишь определенное число непересекающихся однофамильцев. Таблицы по фамилии Schorning по рассматриваемым двум сайтам приведены в приложении.
На мормонском сайте показываются данные по тем фамилиям Schorning, предки которых эмигрировали, в основном, в Америку и Канаду ( приложение 1).
На мемельском сайте фамилии Schorning также связаны с эмиграцией, но процесс этот был достаточно затянут, вплоть до 20 века (приложение 2).
. Если задаешь фамилию тестя Конрада как Drache или Drake, то на мемельском сайте однофамильцы отсутствуют, а на мормонском – имеется определенное количество.
На основании некоторого анализа приведенных данных можно сделать некоторые выводы:
1) косвенно понятно, что однофамильцы Schorn эмигрировали из горняцких районов Германии на север, в Пруссию, как Западную, так и Восточную по религиозным соображениям в период притеснения со стороны католической церкви,
2) некоторые из Schorn, видимо, ассимилировались в Восточной Пруссии, особенно, в Мемельском крае, и получилась фамилия Schorning с ing-овым окончанием,
3) как однофамильцы Schorn, так и Schorning, в дальнейшем с 18 века стали эмигрировать в Америку (северную и южную) с 18 столетия, эмиграция из Восточной Пруссии и из Мемельского края продолжилась вплоть до 1940 года 20- того столетия. Из генеалогических источников видно, что однофамильцы Schorning владели некоторой недвижимостью, были владельцами судов и пр. ( см., например, http://wiki-de.genealogy.net/Kahnschiffer_aus_dem_Memelland).
4) наших исторических предков, видимо, следует определять по таблице приложения 3. Наиболее вероятным нашим предком является Джордж Шорнинг с женой Ефросиньей Штефан и сыном Иоганном Генрихом Шорнингом, рожденным 1801 году в Heydekrug . Сейчас этот город под названием Шилуте относится к Литве. Доказательства родства на настоящий момент достаточно скромны и могут быть только косвенными. На сайте отсутствуют данные по его жене и детям. В этом случае возможны два варианта, первый, что фактографические документы метрических книг, хранимых в лютеранских церквях Мемеля, были утеряны, а второй, что он вместе с отцом покинул Мемель и женился уже в России. Но, учитывая дотошность немецких создателей сайта, принимаем за основу вторую версию, зная и предполагая, что Иоганн эмигрировал в Россию, где и родился его сын Конрад. Дополнительные наши изыски по астрологические исследованиям, проведенные моим сыном, подтверждают наши предположения и полагают четкую связь Иоганна с его предполагаемым внуком Эдуардом. Кроме того, можно также предположить, что Конрад назвал своего первенца в честь прадеда Джорджа или в немецкой транскрипции Georg. Но и в этом случае следует заметить, что по Джорджу Шорнингу также отсутствуют сведения по его родственным связям, а у жены его Ефросиньи имеются данные о родителях, братьях и сестрах, жили они все в деревне Еydaten в округе Heydekrug. Возможно, что он прибыл в Мемельский край из более западных районов Пруссии, например, Кенигсберга, где, особенно весной 1945 года, были сильные разрушения церквей, поэтому утеря церковных документов вполне вероятна.
5) можно сделать некоторое предположение, что Эдуард Драке появился он на Урале гораздо раньше Шорнингов.

Profile

yshorning
yshorning

Latest Month

June 2011
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner